Голова моя седа...А ты помнишь, тамада,
Худо было не всегда в прошлой жизни.
А у новых берегов ни опор и ни оков,
Сгинуть - пара пустяков без Отчизны.

Нашей юности года, как весенняя вода,
Отшумели, тамада, нет их боле...
Отчего ж я сыт и пьян через море-океан
Поднимаю свой стакан полный боли?

Тамада, тамада, не ветрами нас сюда
Занесло не на года - навсегда по Божьей воле!
Нам недаром, тамада, светит в зной и холода
Пилигримова звезда перекати-поле.

Тамада, тамада! Как мелькают города,
Вот мы с вами - господа нашей осени, не боле!
Наливай-ка, тамада, нагадай-ка нагада...
Ветры выкатят куда перекати-поле...

Может небо посиней, только бури посильней...
Как же это без корней, что я значу?
На погостах тень утрат, стон некрашеных оград,
Этой памяти не рад, пью да плачу...

Оглянулись - мы не те...В неприкрытой наготе
Без обиды в тесноте жили-были...
Новый Свет и пьян, и сыт, перекошен от обид,
Даже друга дом забит: или-или!

Тамада, тамада! Всё бывает, не беда!
Почему ж я, иногда, сострадателен, не боле?
Потому что, Тамада, в дырах наши невода,
Счастье катится туда перекати-полем...

Тамада, тамада! Дети наши - кто куда!
Знать, от Божьего Суда убежать никто не волен.
Я в смятеньи, тамада, чем душа была горда,
Укатилось без следа перекати-полем...
Перекати-полем...
Перекати-полем...
                                                                                                                     Григорий Дикштейн